Автор: Анастасия Попова
Издательство: ЛитРес: Самиздат
Серия:
Жанр произведения: Героическая фантастика
Год издания: 2011
isbn:
Скачать книгу
он указал на зелёное поле, – команда гениев, защищающих произвол власти. Если в какой-то из команд не одного человека, эксперимент считается проваленным, все получают незачёты по физкультуре автоматом. Итак, расходитесь.

      – Я пойду на зелёное поле, я не даун – сказала Вита.

      – Я тоже не даун, – сказала Вера и тоже перешла.

      А я подумала, что лучше защищать права человека, хоть и будучи дауном, чем произвол власти, даже, считая себя гением. И осталась на желтом поле. Вся группа перешла на зелёное.

      – Почему вы решили остаться на жёлтом поле? – спросил меня этот странный мужчина.

      – Потому что кто-то должен защищать права человека.

      Все засмеялись, понимая, как они выиграли. Мне было обидно, что никто из моих подружек не остался со мной. И вообще никто не остался. Я подумала, что сейчас этот мужик, который нас разделил, перекинет ко мне половину группы. Так думали, вернее этого боялись, все.

      – Правила бокса все знают?

      Мы кивнули.

      – Я объявляю бокс между жёлтой и зелёной стороной. Побеждает тот, кто первый отправит соперника в нокаут. Жёлтая, менее многочисленная сторона, должна отправить в нокаут каждого из соперников. Если не будет бокса и не будет нокаута, вся группа получает автоматически незачёт по физкультуре.

      Я посмотрела на зелёную сторону. Там была вся наша группа, все 34 человека, минус я.

      – Слушайте, это бред какой-то. Дураку понятно, кто победит. Девчонки, вы чего? Идите ко мне, хоть кто-нибудь.

      Никто не пошёл. Тогда я сказала, что не участвую, потому что не хочу, чтобы меня побили толпой и села на скамейку. Тогда этот Влад Какойтович сказал, что мне незачёт автоматически. И, если сейчас на жёлтой стороне не окажется хотя бы один человек, незачёт грозит всем. Девчонки стали выталкивать Ботану (нашу отличницу). Ботана царапалась, кричала, что получит этот зачёт и так, поэтому вообще откажется. Девки сказали, что с ней никто после этого не будет разговаривать. Мне стало жалко Ботану, я встала, а она села на скамейку. Я обозвала девок сучками.

      – Да ладно, это же эксперимент, мы претворимся, что бьём тебя, ты претворишься, что побеждена, – сказала Вита, – зато все получим дармовые зачёты.

      – А если я буду по-настоящему драться? Ты ко мне со своими бутафорскими полуударами, а я тебя чик и одной левой отключу? Я-то борюсь за права человека, а вы за какую-то хрень.

      Наверное, зря я это сказала, потому что, когда прозвучал свисток, меня стали бить по-настоящему. Причём бокс очень быстро перешёл в какую-то девчачью потасовку. Вера схватила меня за руки, другие девчонки стали пинать. Я тоже отбивалась, что есть сил, потом меня кинули на пол, потом… Я не помню.

      Я очнулась уже в больнице. Художник поправляла мне лицо. Зашла Вита. Она положила на стол яблоки и виновато отвела глаза.

      – Прости, – сказала она, – руководство универа оплачивает твоё лечение. А я ещё слышала, что все преподы тебе закроют незачёты и на всех экзаменах тебе гарантированы тройки. Ну, тройки, если ты совсем ничего не знаешь… Если знаешь, будут натягивать на четвёрки и даже на пятёрки.

      Оказывается, Влад приехал к нам из Москвы, возможно, это какой-то начальник. Какой – Вита не знает, но преподы, декан и даже ректор вели с ним себя очень странно. Они разрешали ему проводить со студентами самые чудовищные эксперименты. Эксперименты, за которые самого Влада Какойтовича, декана, преподавателей, некоторых студентов и даже ректора могли бы просто посадить. Чтобы не раскалить до предела личный и беличный (то есть, студенческий) состав учебного заведения, было решено превратить все прогулы в посещения, а двойки в тройки.

      – Представляю, как с ума сходила Ботана. Она-то всё всегда посещала, – засмеялась я, – И что, у меня теперь по зарубежке четвёрка выходит?

      – Конечно, и у меня, прикинь, даже у Серого между четвёркой и тройкой.

      Серый – это парень Виты. Тот самый, с которым они гуляли по облакам. Честно говоря, совсем никакой малый, рассуждает как все, выглядит, как все, одевается как все. Короче, серый. Прогуливает тоже как все пацаны, то есть, практически не ходит на пары. Как ему удалось продержаться до четвёртого курса – великая загадка. Я всегда говорила Вите, что он ей не пара, а она отвечала, что я просто его не знаю.

      – Да ты гонишь! По зарубежке всем четвёрки! Правдин никогда бы на это не пошёл!

      – А он и не пошёл. Его уволили.

      – Правдина уволили? Да это всё равно, что отчислить Ботану! За что?

      – Ты не поверишь. За то, что он не посещает свои пары.

      – Правдин? Да он, по-моему, один из немногих, кто свои пары посещает… Что он сам говорит?

      – Говорит: «Да, двадцать второго я отсутствовал без уважительной причины. Я гулял по облакам. Но это было только один раз». Кстати, Ботана сейчас висит на отчислении. Ей по физ-ре поставили незачёт.

      Вита рассказала и про другие эксперименты. Самый безобидный – поставили пять отверстий. Самое большое размером с форточку. Самое маленькое размером с двухрублёвую монету. Положили