Народ Великого духа. Александр Михайловский. Читать онлайн. Newlib. NEWLIB.NET

Автор: Александр Михайловский
Издательство: Александр Михайловский и Юлия Маркова
Серия: Прогрессоры
Жанр произведения: Историческая фантастика
Год издания: 2020
isbn:
Скачать книгу

      Александр Михайловский, Юлия Маркова

      Народ Великого духа

      Часть 17. На далеком берегу

      19 июня 2-го года Миссии. Утро. Вторник. «Отважный» на побережье Корнуолла.

      Сергей Петрович проснулся ранним утром на узкой койке и первое, что он услышал, были слова супруги:

      – Ты помнишь, какой сегодня день, милый? – спросила Ляля. Она сидела на противоположной койке и кормила грудью Петра Сергеевича, важного, как испанский гранд.

      Минуту-другую в мозгах мужчины спросонья натужно скрипели шестеренки, задевая шариками за ролики, потом до него, наконец, дошло.

      – Совсем я старый стал, Ляля, – извиняющимся тоном сказал он, – запамятовал про годовщину нашей свадьбы. И подарка тебе никакого не приготовил, хотя должен был…

      – А, ерунда, – отмахнулась молодая жена, – что значат какие-то там подарки, когда ты подарил мне новую жизнь. Теперь я леди Ляля, на меня с уважением смотрит даже такая зазнайка, как эта госпожа Гвендаллион… А ты помнишь, кем я была год назад? Вечно голодной детдомовской девчонкой Лариской Мышкиной, которой наша директриса Горилла Горилловна, да будет ей земля стекловатой, желала благополучно сдохнуть на помойке. Спасибо тебе, что вытащил меня из того кошмара и привел туда, где я сама стала хозяйкой своей судьбы. Как говорил один известный персонаж: «лучший мой подарочек – это ты».

      – Ляль, – неожиданно спросил Сергей Петрович, – скажи, а хотела бы ты когда-нибудь вернуться обратно – скажем, для того, чтобы что-то доказать, или там отомстить?

      – Э, нет, Петрович! – воскликнула Ляля. – Слова: «доказать» или «отомстить» совсем не из этой сказки. Сама себе я уже все доказала, и на этом тема считается закрытой, а месть… это не мой метод. Я счастлива тем, что имею здесь и сейчас. Но… – она сделала паузу, – годовщина нашей свадьбы – это только наше с тобой личное дело. Помимо этого, сегодня ровно год с момента нашего общего благополучного прибытия на обетованные берега, а следовательно, годовщина начала всего того движения, которое захватило Ланей, полуфриканок и еще превеликое множество народа, жизнь которого теперь тоже никогда не будет прежней. Если бы не ты, Петрович, большинство людей, окружающих тебя, были бы сейчас давно и безнадежно мертвы, а остальные умерли бы в самое ближайшее время. Понимаешь?

      – Понимаю, – с серьезным видом кивнул Сергей Петрович.

      – Ничего ты не понимаешь, милый, – улыбнулась Ляля, – ты у нас получаешься самый настоящий Спаситель, спасающий людей самим фактом своего существования. Причем спасающий не только от самой смерти, но и от тьмы невежества. Но это опять же твое личное свойство, которое не подлежит обсуждению. Оно есть – и точка.

      – Я не понимаю, Ляля – к чему ты клонишь? – Сергей Петрович сел на кровати и зевнул.

      – Не понимает он… – вздохнула супруга оттого, что благоверный так недогадлив, – праздник сегодня у нас. Не какой-то там погодно-климатический: зима, весна, лето, осень, а самый обыкновенный, памятная дата и годовщина великого свершения. Причем, в отличие от нашей свадьбы, это всеобщий праздник, касающийся даже только что обращенных тобой кельтов. Ведь если бы не ты, они подергались бы еще немного на этом берегу и к зиме все как один неизбежно умерли бы от голода и холода. Бежать-то им отсюда было некуда… Так что вставай, милый, одевайся, пойдем найдем Виктора и отнесем народам благую весть о предстоящем сегодня сабантуе! А этот касситерит от нас не убежит: местные знаешь как его шустро собирают, только успевай корзины таскать. Но ведь и им нужен отдых…

      Тот же день, час спустя, временное становище клана Рохан.

      Гвендаллион, вдова Брендона ап Регана, временная глава клана Рохан.

      Только что ко мне приходили Сергий ап Петр, леди Ляля и молодой воин Виктор. Они сообщили, что сегодня в их народе праздник, и поэтому в этот день следует не работать, а вкушать изысканные яства, петь и веселиться.

      Тогда я с горечью ответила своему новому князю, что мы, конечно, были бы рады петь и веселиться, но изысканных яств у нас просто нет. Все запасы, взятые с собой из поместья, давно закончились, и теперь здесь, на этом бесплодном берегу, мы питаемся только морской рыбой, которую ловит Марвин-рыбак. И хоть эта рыба надоела нам больше всего на свете, никакой другой еды у нас нет и не предвидится, поскольку единственный человек, который хоть что-то смыслит в охоте, Виллем-воин, стар хром и немощен, и пасущиеся на здешних пустошах[1] олени не подпускают его к себе на удар копья.

      Выслушав перевод моих речей из уст отца Бонифация и молодого воина Виктора, Сергий ап Петр не раскричался, не затопал ногами, а только сухо кивнул и сказал что-то леди Ляле на своем языке. Явно это было какое-то поручение, потому что та вручила свое дитя одной из темнокожих служанок-наложниц, после чего широко, по-мужски, зашагала в сторону их корабля. Я не устаю удивляться этой молодой женщине. Иногда она предстает самим воплощением нежности, женственности и материнской любви, а лик ее, склонившейся над сыном, подобен лику Мадонны, светло улыбающейся младенцу-Христу.


<p>1</p>

Пустошь – почвенно-географический термин, обозначающий участок открытой, незащищённой от ветра земли, с очень бедными почвами. Различают травянистые пустоши, лишайниковые, мховые и кустарниковые. В данном случае леди Гвендаллион называет этим словом участок земли, непригодный для хозяйственной деятельности: пашни или сенокоса.