Автор: Нина Филиппова
Издательство: ИП Березина Г.Н.
Серия: Международный фестиваль Бориса и Глеба
Жанр произведения: Современная русская литература
Год издания: 2019
isbn: 978-5-00153-098-5
Скачать книгу

      Нина Филиппова

      Как бы человек не был счастлив

      © Нина Филиппова 2019

      © Интернациональный Союз писателей, 2019

* * *

      Филиппова Нина Александровна

      Родилась и окончила школу на Камчатке.

      После окончания Казахского политехнического института работала по специальности в Алма-Ате. Затем, после окончания Курсов организаторов кинопроизводства при Госкино КазССР, – на киностудии «Казахфильм» в должности замдиректора картины. После Высших курсов сценаристов и режиссёров при Госкино СССР в Москве – кинодраматург (мастерская Валерия Фрида).

      До экрана дошли два полнометражных сценария: один – на студии Ролана Быкова в Москве, другой – в Алматы на коммерческой студии «Фортуна».

ИСТОЧНИК ЖАЖДЫ

      Не всякий, длани кто простёр,

      поймать сумеет долю злую.

      Как бабочка – я на костёр

                                          лечу

      и огненность целую.

С. Есенин. «Цветы»

      Весна

      Полумрак комнаты охраняли чёрные шторы на окнах. От сквозняка тяжёлый бархат иногда лениво покачивался, и солнечный свет вливался между портьерами. Самад лежал на диване и, кажется, спал. Тихо открылась белая дверь, вошёл старший брат в костюме и при галстуке. Он что-то искал, сначала осторожно, потом всё больше раздражаясь, расталкивая книги на полках, стуча дверцами шкафов, наконец он подошёл к столу и торопливо достал из-под блюда с ягодами свой научный труд по математике.

      – Зачем тебе понадобилась моя диссертация? – Он пролистывал страницы и понемногу успокаивался. – Если всё время лежать, лежать, лежать… я не понимаю, зачем жить?

      – Иди, брат, иди! – приподнял голову Самад, – труд сделал из обезьяны человека. Может, и тебе повезёт.

      – А ты уже и такую надежду потерял? – ухмыльнулся брат, поправляя галстук.

      – Моей перспективы в мартышкиных надеждах нет.

      – Приятных сновидений, – пожелал брат и вышел.

      Самад вздохнул, встал и отодвинул портьеру. Солнце ослепило его. День был в разгаре. Внизу под окнами раскинулась рыночная площадь – людской водоворот, разноцветный, шумный. Самад помахал обеими руками белокурой девушке внизу, но она не заметила его. Он опустил штору, и из полутьмы комнаты к нему приблизились чёрные глаза матери:

      – Сын, – Губы её брезгливо искривились, – какие у тебя планы с этой… – она показала за окно, – Белобрысой?

      Самад покраснел и выпалил:

      – Я люблю её, мы поженимся.

      – Она русская! – Рассмеялась мать и задумалась. – Это ужасно. Тогда ты мне не сын.

      Самад остановился перед зеркалом, изучая своё припухшее и снова побледневшее лицо:

      – М… М…

      – Ты ведь ни одного экзамена в жизни не сдал! – Высокие брови матери поднялись. – И только благодаря мне заканчиваешь университет!

      – Напиши приказ об отчислении – ты проректор.

      – Я просто не понимаю тебя! У тебя есть нормальная невеста! Послушная, красивая девочка, дочка премьера! А это и перспектива, и дом, и надёжность!..

      – Мама, мне ведь, в сущности, ничего не надо. Не надо мне ни жены, ни дома, ни перспективы твоей, ни мамы, ни папы! Мне всегда надо было другое.

      – Что же это тебе надо было? – холодно улыбнулась мать, и он медленно оглянулся на неё, направляясь к выходу:

      – Это то, где другой дом и другая перспектива, и другая жена…

      Она вцепилась сыну в руку, уловив в глазах его какую-то странную неподвижность. Её пальцы, удерживающие его, побелели:

      – Что это? Что ты выдумал?!

      Он хотел сделать что-нибудь ненавистное, но лишь выговорил тихо:

      – Это любовь.

      Она с ожиданием смотрела ему в глаза.

      – Это любовь, мама, – повторил он, и дверь закрылась за ним.

      Мать отвела штору, увидела, как Самад подошёл к своей белокурой подруге, как они сели в машину с надписью «Киносъёмочная», и усмехнулась.

      На выезде из города навстречу «Киносъёмочной» выбежал крупный человек в расстёгнутой рубахе и босиком. Водитель кивнул в его сторону:

      – Это а-Моисей, администратор. А-заберём?

      Моисей сел к ним в машину, погладил себя по голому животу и обратился к водителю:

      – Васька, дай сандалии. Я твою пиротехнику перевернул. Сегодня снимем без дыма.

      Водитель протянул ему обувь. Была жара. В окне мелькали тополя, между ними мигало небо. Моисей надел сандалии и, подняв свой томный взор, с такой страстью скользнул по телу белокурой подруги Самада, что ту бросило в жар.

      – Авва Отче! – обалдел Моисей. – Откуда такое?!

      Его восклицание повисло в воздухе, и он спросил