Автор: Андрей Пустогаров
Издательство: Э.РА
Серия:
Жанр произведения: Очерки
Год издания: 2017
isbn: 978-5-99062-237-1
Скачать книгу
до нас сеть населенных пунктов, расположенных на торговых путях. Размер города соответствует интенсивности проходивших через регион торговых потоков. Однажды проложенные, торговые пути, как правило, сохраняются. Сохраняются и стоящие на них города. К примеру, менялась интенсивность торговых потоков, проходящих через Архангельск, однако город сохранял свое значение, происходил рост его размеров и числа жителей. Об интенсивности Волжского торгового пути свидетельствуют стоящие на нем крупные русские города Ярославль, Кострома, Нижний Новгород, Казань, Астрахань. В то же время, Киев в 18 веке, да даже и в начале 19-го, представлял собой весьма небольшой населенный пункт. Что свидетельствует о маргинальности в предшествующий период торгового пути Киев-Черное море, и, соответственно, заставляет еще раз усомниться в существовании крупного государства Киевская Русь на Днепре.

      Ценную информацию о прошлом содержат дошедшие до нас архитектурные сооружения, а также находящиеся в них изображения и элементы декора. Развитие строительных технологий подчиняется общему закону движения от простого к сложному. Рост масштаба сооружения непременно требует применения новых технологий. Поэтому эпоха характеризуется близкими размерами статусных сооружений, к примеру, главного собора (с поправкой на развитость региона). Важной временной меткой является появление кирпича и переход к кирпичному строительству от строительства из каменных блоков.

      Что касается изображений, то наибольшую ценность представляют те, что гарантировано не подвергались переработкам, к примеру, скрытые в течении веков под слоем штукатурки, как мозаики собора Святой Софии в Константинополе.

      Собственно, история развития технологий (в том числе культурных) и есть подлинная история человечества. Своего рода политической технологией является государство. В детстве и юности увлекательно читать, к примеру, о войнах Рима с Карфагеном, либо о завоеваниях Александра Македонского. Однако сами по себе все эти перипетии обладают весьма малой познавательной ценностью, представляя собой вереницу однотипных событий, различающихся лишь именами действующих лиц и названиями населенных пунктов. (Размеры армий и маршруты походов часто противоречат технологическим возможностям эпохи). Рост размеров государства, так же, как в случае архитектурных сооружений, непременно должен происходить на основе освоенного им нового уровня технологий, в том числе культурных и политических. Хорошим примером тому служит Британская империя. Поэтому рост и распад империй есть побочный продукт истории развития технологий, которая, повторим, и составляет основное содержание истории человечества.

      И, конечно же важнейшим кладезем информации являются литературные исторические источники. С несколькими оговорками. Оговорка первая: у нас в распоряжении только наш личный опыт. Исходя из него, мы и можем оценивать исторические события и их достоверность. (Точно так же, как и современные нам). Оттолкнувшись от сегодняшнего дня, мы можем шаг за шагом двигаться в прошлое, следя за тем, как последовательно меняется человеческая жизнь и психология. Если же мы вдруг сталкиваемся с разрывом в этой последовательности, если поведение людей начинает противоречить всему последующему опыту, то у нас два выхода. Первый: считать, что мы исследуем эпоху, которая абсолютно для нас непостижима и не имеет никакой связи с нашей современностью, а потому нет и особого смысла заниматься ее изучением. Второй: признать, что источник, сообщивший нам о парадоксальном поведении людей, недостоверен. Его автор либо фантазирует, либо пытается внушить нам некие политические идеи. К примеру, мы читаем, как весь народ, следуя призыву монарха, с воодушевлением отправился в далекий поход, а не разбежался по лесам и болотам. В наши же дни для обеспечения призыва на военную службу необходима система военкоматов, которая работает в сотрудничестве с карательными органами государства. Поэтому либо описанные историком события относятся в непостижимой для нас эпохе, которую, повторим, нет никакого смысла изучать, либо историк вводит нас в заблуждение. Мы придерживаемся второго варианта.

      Вторая оговорка: информативны прежде всего противоречия, содержащиеся в тексте (или между различными текстами на близкую тему), а также расхождения между общей концепцией автора и тем или иным сообщаемым фактом. Мы полагаем, что в основе исторических сочинений, созданных, как правило, при дворе того или иного правителя, лежит вовсе не стремление сообщить потомкам правду, а та или иная политическая доктрина, которую автор хочет обосновать обращением к прошлому. Сам жанр истории, на наш взгляд, возник, когда появилась необходимость в фальсификации прошлого. В самом деле, зачем же рассказывать еще раз то, что все и так знают? (Возникновение исторического жанра мы связываем с эпохой абсолютизма).

      Поэтому нашей задачей будет деконструкция существующей картины русской и мировой истории. Сделаем мы ее на основе традиционного массива исторических источников. Мы сопоставим их с историей развития технологий, проанализируем их внутренние противоречия и противоречия с традиционной картиной истории. Именно эти противоречия будут предметом нашего пристального внимания. Другими словами, мы будем ловить традиционную историю на выбалтывании лишних деталей и путанице в показаниях.