Автор: Валерий Большаков
Издательство: ИП Махров Алексей Михайлович
Серия: Военно-историческая фантастика
Жанр произведения: Историческая фантастика
Год издания: 2016
isbn: 978-5-9955-0824-3
Скачать книгу

      Валерий Большаков

      Позывной: «Москаль». Наш человек – лучший ас Сталина

      Часть первая

      Беглец

      Пролог

      Москва, 9 мая 2015 года

      …«Мессершмитт» атаковал в лоб – сверкая лопастями пропеллера, слившимися в круг, он пыхал коротким злым огнем крыльевых пушек.

      Навстречу «Яку» понеслись дымные жгуты трассеров, малиновые и зеленые.

      Жилин положил истребитель на крыло, уходя с линии огня, и вжал гашетку. «Як» затрясся, посылая очередь, – двадцатимиллиметровые снарядики порвали «Мессеру» крыло, добрались до кабины – брызнули стекла – и впились в мотор.

      Полыхнуло пламя.

      Фашистский самолет промелькнул мимо, копотно-черный шлейф стелился за ним, как траурная лента…

      Изображение замерло, и на экране всплыла надпись: «Game over».

      Жилин со вздохом оторвался от компьютера, отпуская джойстик, и впрямь походивший на игрушечную ручку управления «Яком».

      – Молодец, деда! – воскликнул правнук. – Сбил!

      – Опыт есть, Пашка, – усмехнулся Иван Федорович, полковник авиации в отставке. – Единственно – ерунда эта твоя «стрелялка»… как бишь ее…

      – «Уорлд оф варплэйнс»! – важно выговорил Павел. – А почему ерунда?

      – Ну-у… Как тебе объяснить… Ну вот этот «худой»…

      – Кто-кто?

      – «Худыми» мы «Мессершмитты» называли – у них фюзеляжи узкие. Во-от… «Мессеры» очень редко атаковали в лоб, чаще они уклонялись. Немцы не любили геройствовать.

      Правнук примолк.

      Забравшись к деду на колени, он сказал тихонько:

      – Деда, зато ты у меня герой.

      Улыбнувшись, Жилин погладил Пашку по голове.

      В мае ему девяносто шестой пошел, но старикан он был удивительно бодрый – ходил без палочки, а если ронял монетку на пол или газету, то сам нагибался и поднимал. Хотя войну отбыл от звонка до звонка, с того самого 22 июня и по август 45-го.

      И сбивали его, и попадали – три дырки в шкуре провертели фрицы, а он раз за разом выкарабкивался и упорно возвращался в строй. Пятьсот сорок боевых вылетов, полсотни сбитых «Мессеров», «Фокке-вульфов», «Юнкерсов» и прочих «Хейнкелей».

      Иван Федорович вздохнул. Разбередил его парад, растревожил…

      На Красной площади он сидел неподалеку от Путина, чуть выше.

      Ах, как шагали наши десантники – сильные, настоящие, умелые, бравые парни! Иные из «голубых беретов» каменели лицами, а другие не могли сдержать чувств – и улыбались белозубо, радуясь празднику, здоровью, молодости…

      И опять вздох. Чего развздыхался, старый хрыч? Да все от того же… Жизнь прошла, как ни крути.

      Одно хорошо, что детей своих хоронить не довелось…

      Единственно – жена покойная. Слегла однажды Алена, да и не поднялась больше. А что вы хотите? Возраст…

      Один ты зажился, Иван Федорыч, и никак не желаешь освободить жилплощадь…

      Ну, это уже стариковское брюзжание началось.

      Сашка, старшенький его, не из таковских, что стариков своих со свету сжить не прочь. Да и есть у него квартира, хоть и в Мытищах.

      Зятек его тоже не бедствует, в «манагеры» вышел, все какими-то мудреными делами занят, на «инг» заканчиваются…

      – Алё? – послышался голос правнука. – Я у дедушки. Ага… А куда? К тете Томе? Ура-а… Я щас! Деда, я пошел!

      Шаркая тапками, Жилин выбрался в прихожую. Пашка как раз упаковывался в свою куртку «на рыбьем меху».

      – Не продует? – озаботился старый.

      – Не-а! – легкомысленно ответил малый. – Пока, дед!

      – Пока…

      Клацнул замок, прогудели ступеньки, глуша топот юных ног, – и тишина. Только «ходики» продолжали отбивать тающие секунды.

      Интересно, подумал Жилин, проживет ли он еще один год?

      Может, дотянет до сотни? Это вряд ли…

      А жаль.

      Хоть и говорят, что старики устают жить, но это точно не про него.

      Очень хочется посмотреть, а что же дальше-то будет.

      Только-только Россия подниматься стала да сдачи давать! И Союз строится, пусть даже и не Советский, а Евразийский, да хоть такой…

      Ага…

      А он возьмет и того… скоропостижно.

      – Чего ты куксишься? – проворчал Иван Федорович вслух. – Тикаешь еще, вот и радуйся…

      Воображение все равно разыгралось, и Жилин представил себе, как на следующий парад Пашка понесет его портрет – пополнение «Бессмертного полка»… Полковник лишь головой покачал.

      Все может быть, все может статься… Человек внезапно смертен.

      Иван Федорович задумался.

      Он прошел всю войну, бил фашистов с «яков» и «лавочек» и Берлин брал, и чуть было до Токио не дошел, когда летом 1945-го японцам жизни